Возьмёмся за руки друзья…

Внимание!

Проект "Образ будущего - новая идеология" открыт 4 декабря 2017 года.

Эта страница уже устарела. 

Для просмотра нового сайта перейдите на проект "Образ будущего - новая идеология".



http://nasa-istoria.blagorussia.ru/biografii/gabrielov-konstantin-anatolevic

Возьмёмся за руки друзья…

(Б. Окуджава)

Писать дальше, мне - признаюсь откровенно – будет очень непросто. Мне непросто будет писать, а Вам читать. Дело в том, что нам надо охватить одним взглядом всю планету Земля – иначе будет неинтересно. Нам надо одномоментно увидеть то время, когда мятежный человеческий дух, «Выстрелом рванулся Вселенной навстречу». Но планета-то наша круглая! Поэтому придётся то время разбить на культурные, или языковые пояса и рассматривать их по очереди.

Мы наконец-то переходим к главному - к пятидесятым и шестидесятым годам 20 века - счастливому времени расцвета Интеллектуальных Пассионариев.

(Кстати, уважаемый брат (сестра) по разуму, если Вы дочитали до этого момента, то позвольте Вам сообщить, что именно Вы – самый нужный и самый важный человек этого мира. Не буду морочить Вам голову «системой вшивания тестов в тексты», не стану даже утверждать, что я этой системой в совершенстве овладел. Просто я, как частное лицо имею право на своё частное мнение, и состоит оно в том, что именно Вы – самый необходимый человек на планете Земля. Что Вам делать с этой важностью и нужностью? – Да ничего, такого особенного. Пока.)

Начнём мы конечно с нашей родины, в те «почти былинные времена», прочно отгороженной от остального мира «железным занавесом». Знакомить вас с этим автором не нужно - Иван Антонович Ефремов – гигант, мудрец, человек-гора. Учёный, писатель, философ и просто громадный Человечище! Под стать ему и его фантазии. Со страниц «Туманности Андромеды» на нас смотрят глаза исполинов, меряющих свой путь парсеками прирученной звёздности. Они живут, зажигая сверхновые своих душ, и умирают, чтобы жило Человечество. Да, это можно назвать утопией. Да, этого, казалось бы, не может быть никогда… Но это для пигмеев духа - «никогда», а для истинных небожителей - всегда. Просто такова их жизненная стратегия и жить иначе они не могут. Можно конечно упрекнуть автора в некоторой схематичности созданных им образов, но это уж дело писательского мастерства, и к жизненной стратегии и мотивам героев, его «схематичность» никакого отношения не имеет. А мотивы – высшие из возможных в нашем мире. По А. Маслоу это: 5-й уровень - «Потребность в самоактуализации – нахождении своего места в жизни», 6-й – «Потребность в свободе выбора, справедливости, честности, исследовательской активности…», 7-й - «Потребность в познании, понимании и истолковании», и наконец 8-й, который Маслоу называет высшим - «Эстетические потребности». Что касается древнеиндийской ценностной пирамиды – там такие великаны духа обозначаются одним ёмким понятием – «Просветлённый».

О творчестве Аркадия и Бориса Стругацких написано столько, что вставлять в этот объём свои «пять копеек», просто не стоит. Добавлю только, что именно ими в «Попытке к бегству» дано наконец определение тем, кто оторвался от корыта обывательских интересов. Они так и названы: «Желающие Странного». Герои АБС – молодые просветлённые души наполненные жаждой жизни, не мыслящие себя без творческого труда и подвига, живут и творят в созданном братьями «Мире, в Котором Интересно Жить»… Впрочем, просто перечитайте ещё раз «Полдень 22 века», – не пожалеете.

Нет никакой возможности втиснуть в небольшой объём всё, что происходит в то необычное время, в мире русскоязычной литературы, поэтому ограничусь очень кратеньким перечислением некоторых, взятых наугад авторов. Остальных - о ком я «забыл» - Вы можете вспомнить и вписать сами. А происходит конфликт отживающих свой срок социальных установок и Высших Человеческих Потребностей. Проводит своих героев через испытания честью Чингиз Айтматов. Новое писательское рождение получает Геннадий Гор. Над кавказскими вершинами загорается звезда Нодара Думбадзе. Глубокие философские вопросы ставятся и истинно по человечески – по совести решаются Шукшиным, Вампиловым, Астафьевым... Удивительное разнообразие мира, подсказывает писателям возможности ещё бОльших чудес, и герои Жемайтиса, помогают реализовать Высшие Человеческие Потребности даже дельфинам. Можно вспоминать ещё, ещё и ещё.

Далеко не всё спокойно в «советском Багдаде», и мы (хотя-бы с самиздате) читаем о людях не смирившихся с фальшивкой социалистического образа жизни. Герой Василия Гроссмана – сержант пехоты, осознавший, что всю свою жизнь он прожил в советском рабстве – разбивает духовные кандалы, чтоб хотя-бы умереть свободным. Истинные Герои, Человеки с большой буквы, и их трагедии – представлены А. Солженицыным, С. Снеговым, В. Шаламовым… Сегодня нам известны и другие авторы того времени - сами шедшие по «Царскому пути Правды», и проводящие по нему своих Героев. Непризнанные, неиздаваемые, объявленные врагами, и мало кому известные – они творят обращаясь не к базисным инстинктам читателя, а к его Духу и человеческому достоинству.

Разумеется вместе с ними существует огромная армия наёмных писателей, старательно угождающая марксистскому паразиту. Простой немудрящий человек, принимающий мир таким, каков он есть, вполне может родиться с даром выдумывать захватывающие сюжеты и бойко складывать слова. И конечно же эти наделённые писательскими способностями шудры, не упускали случая получить за свои небылицы для таких-же как и они сами «Ленинские» премии и писательские дачи. Но основной тон задают не они, и на них мы останавливаться не будем, вспомним только слова Б.Н. Стругацкого о том, что литература в СССР развивалась не благодаря советскому режиму, а вопреки ему. А остановимся мы на социальных процессах, происходящих в стране победившего коллективизма.

. . .

Так как пользоваться официальной историей - нам, как людям неглупым - как-то не с руки, надо найти свой, оригинальный метод социального мониторинга. Давайте попробуем проследить за тем, на какие ориентиры равнялось тогда «племя младое – незнакомое», и это даст нам относительно точный слепок с самогО тона времени, с его духа и характера.

Неотъемлемой частью молодёжи, как мы знаем - является бунт и эпатаж. Молодость вступающая в мир взрослых всегда стремится выделиться, выпендриться, подать себя как можно ярче и громче. Эти качества свойственны не только человеку, но и многим животным, и объясняются они, как нас учит наука Этология: «Необходимостью молодой особи находить своё место во взрослой иерархии». Данное заявление проверено множеством экспериментов и наблюдений как над людьми, так и над высшими позвоночными (в основном приматами) и стабильная повторяемость результата не оставляет места сомнениям. Молодёжный бунт, - как явление – носит биологический (или физиологической) характер и является такой же неотъемлемой частью взросления, как ломка голоса или появление волосяного покрова. Бунт – один для всех, но дух его - в каждом обществе разный.

Под каким же знАком происходил бунт молодёжи в СССР?

В стране победившего коллективизма, к тому времени, «потоптала зону» если не треть, то четверть всего мужского населения. Поэтому не удивительно, что их детишки 

подумали и решили - 

из напильников делать ножи...

 В уркаганском образе жизни молодые люди видели дерзость и вызов, удаль и задор; поэтому вполне объяснимо, что «сопливые острожники» блатовали как могли. «Похаживали в подвёрнутых сапогах, да попыривали друг друга ножиками», зарабатывая себе таким образом «высокое место во взрослой иерархии». Какова иерархия - такова и карьера. У них даже сложилась оригинальная субкультура, ярким представителем которой, можно считать поэта Юза Алешковского, помните:

«Товарищ Сталин – вы большой учёный,

В языкознаньи вы познали толк,

А я простой советский заключённый,

И мой товарищ - серый брянский волк.»

Совершенно объяснимо также, и появление стиляг, возникших может быть чуточку позже и сосуществующих с «блатными» параллельно. То же желание молодой особи «прогуляться в гишпанских панталонах». То есть - выделиться, сразить, удивить, вызвать возмущение окружающих, и в результате… - заставить себя заметить.

Вот, что мне кажется необъяснимым – так это появление Булата Окуджавы, Юрия Визбора, Владимира Высоцкого, Кукина, Якушевой, Городницкого, Кима, и других творцов так называемой «авторской песни».

«Он пел о том, о чём молчим. Себя сжигая пел,

Свою большую совесть в мир обрушив.

По лезвию ходил. Винил. Кричал. Хрипел.

И резал в кровь свою, и наши души!»

Это В. Гафт посвятил Высоцкому. Это можно сказать о них всех. Откуда в стране победившего социализма среди казённо помпезных «Утр великих строек» взялись: 

Горы далёкие, горы туманные, горы…?

 Откуда среди пионерских горнов, барабанов и безудержного совкового оптимизма родилось: 

Мне нужно хоть кому-нибудь молиться  ?

 Что заставляло советских комсомольцев, воспитанных на примере Павлика Морозова и прочих нравственно невысоких ориентирах, обращаться к темам любви и духовности? Почему стадное советское бытие не определило их сознание в положенное ему стойло? Удивительно!..«Тогда, чтобы считаться современным и модным, нужно было знать много стихов и бардовских песен, ходить в походы и петь под гитару у костра, ездить в Питер на белые ночи и хотеть быть геологом.» - иронизирует писательница А. Маринина, но за её иронией, мне видится изрядная доля грусти. Да и как не грустить о том времени, когда сам его дух задавал равнение на Истинно Человеческие Ценности?..В этом подъёме сознания над бытием, есть нечто от зарождающейся религии, когда духовная пассионарность лучших и редчайших, поднимается на труднообозримую высоту истинно мистических озарений. Давно витавшая в воздухе необоримая тяга, находит наконец своё воплощение в стремлении лучших прочь и вверх из обывательского болота. В тоне того времени есть нечто от того раннего христианства, которое ещё не стало официальной религией, а было глубоко личной, интимной связью с чем-то, превосходящим примитивно-рассудочное разумение. Помните – «Счастливы жаждущие истины, счастливы миротворцы… Что толку обретя все блага мира, осознать свою жизнь порожней (то есть напрасной, бесплодной)? И высший над всеми договор (завет) – это Любовь». И в результате этого взлёта духа, появились не каменно-правильные религиозные догматы для бабушек и импотентов (что случается почти с любой религией официоза), а неожиданные: 

Ты у меня одна…, 

Надежды маленький оркестрик под управлением любви…,
Если друг оказался вдруг…

 Более того, человеческое сознание настолько расширилось, что в нём занял своё прочное место мыслеобраз будущего, - появилось абсолютно новое, неведомое ранее обобщённое понятие – «Рост Человека по Вертикали».Найти какое-то рациональное объяснение появлению новых горизонтов сознания, как и самих вырвавшихся из «коридора инстинкта» окрылённых душ - Ефремова, Высоцкого, Солженицына, Окуджавы и многих-многих других - у нас скорее всего не получится. Давайте просто заметим, что это социально-литературное явление, пока как-то не укладывается в координаты известных нам законов.

. . .

А теперь проследим - что происходит в это время в социокультурном пространстве вне «железного занавеса»?

«451 по Фаренгейту» – цифры ставшие классикой. Герой Р. Бредбери, молодой пожарный весьма недалёкого и далеко не счастливого будущего. В его служебные обязанности входит не тушение пожаров, а совершенно наоборот - сжигание вредной для человечества заразы - книг. Роман о том, как презрев свой долг палача знаний, Герой отказывается от карьеры, да и самОй цивилизации недоумков, становясь изгоем ради потребности в справедливости и получении знаний. (А это уже: по восточной шкале - уровень активизации «чакр холодного ряда», и очень высокие: 6 и 7 ступени в «Пирамиде Маслоу».)

Книга «451…» изданная в США в 1953 году появилась в начале движения, которое вполне можно назвать массовым. Герои повестей и рассказов, с какой-то непонятной для прагматичного западного мира одержимостью, готовы не только положить жизнь, но и отдать всё своё состояние за исполнение Мечты. Я пока не говорю о великих англоязычных литераторах, но и малоизвестные писатели мечтают «на полную катушку» – о полёте на Луну, установленном радиоконтакте с другой цивилизацией… И даже о полной гармонии и любви между разными видами мыслящих существ (напр. «Космический госпиталь» Дж. Уайта).

О корифеях и говорить нечего В конфликте доллара и этики, у К. Саймака, как правило побеждает Высшая Человечность. Герои А. Кларка поставленные автором перед выбором: сытое прозябание в потребительском обществе, или полная опасностей и злоключений, но наполненная смыслом, жизнь, - выбирают Жизнь. Айзек Азимов выводит свои знаменитые «Три Закона Роботехники», которые переживут века. Ярко непохоже ни на что доселе известное пишет «поэт от научной фантастики» Р. Янг. Кажется я забыл сказать о великом Сэлинджере и много кого ещё забыл, но не обессудьте - в то время англоязычную литературу захлестнула такая лавина «оЧеловчевающей прозы», что немудрено и заблудиться… Даже, представьте себе - сыщик-суперинтеллектуал Ниро Вульф Рекса Стаута, и тот - ставит этические установки гораздо выше экономических интересов.

И наконец, в 1961 году происходит событие, значение которого трудно переоценить - появляется роман Р. Ханлайна «Чужой в чужом мире», становящийся «Библией хиппи».

В Японии в это время происходит «Бунт большой души маленького человека». Он выражается в мастерских по форме и глубоких по проникновению в человеческую суть произведениях Кобо Абэ, Кэнзабуро Оэ, и ряда других, менее знакомых русскоязычному читателю. Недаром всемирно известный Хакиро Мураками, с высоты 21 века не раз обращает свой взгляд именно к тому неповторимому, удивительному, и очень для него ценному времени «блаженных шестидесятых».

Примечательно, что то же самое, и в то же время (даже чуть раньше - ну южный темперамент, знаете-ли) происходит и с южноамериканской литературой – достаточно вспомнить Хорхе Луиса Борхеса. Могучий мыслитель, обладающий громадным писательским даром, который не просто «оказал влияние» на всю латиноамериканскую литературу, но и не побоюсь этого громкого заявления – полностью задал ей свой тон. Его герои, а несколько позже и герои других латиноамериканских писателей, воспринимают эту жизнь как всего лишь одну из плоскостей некоего невидимого нами многомерного объёма. Уже сама эта позиция выводит героя за пределы «мировоззрения плоскатика» и делает его гражданином Мира, Галактики, Вселенной.

Благодаря этой позиции обыкновенные приключения обыкновенных, казалось бы персонажей, перерастают из быта в Бытие и ориентируются не на бытовые, а на Бытийные - Вселенские категории. «Когда ты будешь заманивать меня в ловушку в следующий раз» – просит герой своего убийцу – «строй пожалуйста не ромб, а треугольник. Треугольник, видишь-ли – более многозначная фигура». «Хорошо» - обещает тот - «и сосредоточенно стреляет герою в переносицу» (Х.Л. Борхес). На какую ступень «Пирамиды» А. Маслоу поместить их мотивы, как сопоставить их с «системой чакр» - я как-то даже не очень представляю… Вспоминаются только слова одного музыканта о лучших джазменах мира: – «Нет, эти ребята по нашей Земле - просто не-хо-дят».

Об экзистенциализме написано так много и так «не в точку», что с кем-то спорить, что-то добавлять или кого-то исправлять… уже просто неинтересно. Достаточно будет сказать, что литературно-философское движение экзистенциалистов, начатое ещё философом Н. Бердяевым, распространилось к началу 60-тых абсолютно по всей Европе. И это служит самой точной и самой короткой характеристикой процессов, протекающих в европейской литературе середины 20 века.

Подытоживая этот экспресс-анализ, мы можем убедиться, что духовные ориентиры литературных героев качественно изменились. Очевидны возросшая во всём мире сложность и «повышение частотных характеристик» как литературных произведений, так и их героев. Как-то невольно рождается мысль – да не было-ли какой-то посторонней силы, что повлекла людей прочь от бездумной животности базисных инстинктов и открыла человечеству неведомые ранее, новые горизонты?

. . .

А теперь переходим от литературы к социальным наблюдениям.

Окидывая быстрым взглядом молодёжные моды на самовыражение мы видим: ночные факельные шествия молодёжи в древней Элладе; куртуазных дам и кавалеров Лангедока; немецких студиозусов, «рассекающих» в огромных ботфортах с неимоверными шпорами, и т.д. В общем, мы видим всё то же: ярмарку тщеславия, гормональную бурю, попытки удивить своей пестротой, и сразить оригинальностью. Среди этих молодёжных шайко-леек, мы не видим только одного - выхода за пределы коридора, который жестко, раз и навсегда установлен инстинктом. Вся энергия этих тусовок как правило уходит в «посиделки-пошумелки-побесилки», и на том благополучно иссякает. Не сочтите издёвкой над юными эллинами и студиозусами, но их образ действия ничем принципиально не отличается от поведения грибоедовских маразматиков, которые «поспорят, покричат и разойдутся».

Чем же отличаются от них побесилки 50-60-тых? Прямо скажу – главным. Движение первых хиппи захватившее всю планету(то есть, разумеется – самую лучшую, тоньше организованную, и оттого наиболее восприимчивую часть молодёжи) обладает главным – своей фундаментальной идеологией. Решающее значение имеет не интеллектуальный, социальный или финансовый статус, не национальная, расовая или религиозная принадлежность, а идентичность духа, свой взгляд на мир - то есть общая шкала ценностей. Доминирующей установкой становится не успешность, удалость, лидерство, крутость и тому подобные качества «животного высокого ранга», а её величество Любовь. Любовь, по гениальному в своей точности определению поэта И. Нержина, как «невероятный факт отречения человека от своекорыстных интересов, являющихся физиологической нормой поведения».

Если уход тысяч, а впоследствии - десятков тысяч молодых людей из привычного социума и можно как-то с грехом пополам, объяснить, то создание ими своего нового ни на что не похожего мира, и новой культуры – это уже необъяснимо известными нам законами. Чтобы решиться на такое, надо иметь не просто очень высокий уровень мотивации, но и какое-то исключительное, интуитивное знание, далеко выходящее за пределы рационального мышления. Это говорит нам, что движение первых хиппи не было очередной модификацией посиделок-пошумелок, а являлось чем-то совершенно новым, выстроенным на фундаменте иной, оригинальной идеологии.

Из этих молодых (или к тому времени уже не очень молодых) людей формируется планетарная элита духа, и как завершающий этап, в 1968 году происходит закрепление новых параметров Духа в Материи - возникает город Ауровиль. Не было на Земле такого времени, когда люди не мечтали-бы о Китеж-Граде, в котором всё будет по справедливости, по чести, по совести. Но, как мы знаем из истории, все попытки его создания… В лучшем случае становились красивыми утопиями и не уходили далее написанного на: бумаге, холсте, папирусе, кипарисовой доске, или глиняной табличке. И вот - «С очевидностью факта опровергающего все законы бытия и здравого смысла», город Ауровиль создан - он реально существует. И если Вы готовы объяснить появление в Индии этого многонационального города «исторической закономерностью» или «социальной необходимостью», ну… Могу только поаплодировать силе Вашей убеждённости.

 Предыдущая страница ОглавлениеСледующая страница