14 января 2014 года Черняховскому Сергею Феликсовичу Присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за публикацию - России нужен такой национализм, который бы помог восстановить единство страны

Отправлено 14 янв. 2014 г., 09:02 пользователем Александр Бобров   [ обновлено 16 нояб. 2014 г., 00:24 ]

14 января 2014 года Черняховскому Сергею Феликсовичу присвоена Интернет-награда "Просветитель России" за публикацию - России нужен такой национализм, который бы помог восстановить единство страны.

Интернет-награда образована в 2011 году некоммерческим партнерством "Общественное благополучие Воронежа" и ее награждены уже несколько десятков людей - Просветителей России.

Вот несколько цитат из его труда:

Термин «национализм» употребляется в нашей стране столь часто (причем и к месту, и не к месту), что ныне он выглядит совсем затертым. При этом мало кто вспоминает, что сам этот термин может употребляться в самых разных значениях.

Если бы я был националистом, а особенно – русским националистом, а особенно – сейчас, я бы в первую очередь вспомнил слова марксиста и интернационалиста Владимира Ильича Ленина о том, что существует два вида национализма, которые надо уметь отличать друг от друга: национализм угнетающей нации и национализм нации, борющейся за свое освобождение.

Для подтверждения правоты этих слов я бы обратился к такому факту, как существование в одно и то же время, с одной стороны, фашистского национализма Гитлера, а с другой – антифашистского национализма де Голля. При этом не забывая упомянуть, что националистический режим де Голля в 1960-е годы был одним из главных противников международного антикоммунизма и союзником СССР в противостоянии экспансии США и НАТО.

Вообще словом «национализм» в политической теории и истории обозначается:

  • процесс становления наций из разрозненных этнических групп и народностей и формирование национального государства;
  • политика государства и элиты страны, направленная на защиту ее национальных, в первую очередь экономических и культурных интересов;
  • одна из четырех мировых политических идеологий;
  • совокупность бытовых ксенофобских предрассудков.

Если мы говорим о национализме именно как о мировой идеологии, то он подразделяется на:

  • классический национализм ХIХ века времен Мадзини и Гарибальди, свое первое историческое воплощение как мировой идеологии;
  • экспансионистский национализм ХХ века, стремящийся к порабощению других наций и утверждению своего превосходства и господства;
  • рождающиеся неоформы национализма современности, в первую очередь проявляющиеся как национал-сепаратизм.

Будучи националистом, я бы всячески приветствовал и поддерживал экспансию моей страны и моей нации в мире, но не как порабощение других, а как предметное доказательство того, что то, что делает моя нация, она делает лучше всех других наций. Не утверждениями, а тем, чтобы обеспечить, чтобы мои автомобили были лучше любых других, мои самолеты – лучше любых других, мои ракеты – точнее любых других, мои специалисты – профессиональнее любых других, мои технологии – совершеннее любых других. Чтобы имя моей нации воспринималось другими нациями как символ Добра и защиты от Зла. Чтобы весь остальной мир был твердо уверен, что пока на свете есть моя нация, с ним не произойдет ничего плохого, потому что при любом несчастье, которое может случиться, – от катастрофы природного характера до вторжения инопланетян, – моя нация всегда сумеет спасти человечество. И чтобы он твердо и, главное, обоснованно верил, что пока моя нация есть – у мира есть Надежда.

Будучи националистом, я бы всячески поддерживал сохранение своей самости и своей особенности, не допуская размыва собственной самоидентификации, но не путем отгораживания от Иных, а путем умения освоить все интересное, что у них есть. Я бы брал все, что у них есть такого в культуре, науке, обычаях, что может обогатить мою нацию, но не разрушить ее смысловые и идентификационные стержни; и вооружил себя ими, подчинив своим ценностям и смыслам. Вступая в контакт с Иными, нужно вступать в него достаточно сильным и содержательно накаленным, чтобы результатом этого контакта была не утрата тобой своей сущности, а принятие Иными твоей правды. И чтобы каждое соприкосновение моей нации с другим опытом приводило к тому, что все, что умеет другой народ и другая культура, моя нация умела бы делать лучше, чем те, от кого она этому научилась.

И я бы твердо помнил и старался внушить остальным, что главное, в чем сущность и историческое предначертание моей нации, – познать Мир и открыть Истину, причем открыть ее для того, чтобы научить ей остальных людей и остальные народы.