Явлинский: Задача «ЯБЛОКА» - изменить систему

Отправлено 16 дек. 2013 г., 05:40 пользователем Александр Бобров   [ обновлено 17 нояб. 2014 г., 01:42 ]

20 лет, отведенные России на постсоветскую трансформацию, закончились. 

В лучшем случае сейчас власть может обеспечить достойный уровень жизни для 25% жителей страны, но без устойчивых правил и гарантий, и они находятся под постоянной угрозой. «Особенность сложившейся системы - всякая попытка ее реформировать будет вести не к переменам, а к развалу, к краху российской государственности», - сказал Явлинский.

«От власти 90-х режим унаследовал некую логику: неадекватное и даже абсурдное решение вполне приемлемо, если ему нет альтернативы». «Так же, как люди привыкли регулярно наблюдать насилие, коррупцию и не ужасаться, так же привыкли не удивляться и не возмущаться любым абсурдным решениям власти во всех сферах», - пояснил политик.

Всех, кто ощущает личную ответственность за Россию, лидер «ЯБЛОКА» призвал «создавать персональную, политическую, экономическую и кадровую альтернативу Путину и его системе и бороться за эту альтернативу всеми мирными средствами, отвечающими требованиям нравственности».

Задачу оппозиционной политики России Явлинский видит в том, чтобы «сделать альтернативу конкретной, наглядной, осязаемой». Роль «ЯБЛОКА» в этом процессе - создавать идейное, программное и кадровое ядро альтернативы.

Среди ориентиров партии Явлинский назвал: европейский выбор, профессионализм, бескорыстие, независимость, содержательность, патриотизм. Начинать он призвал с широкого общественного движения за, прежде всего, собственную нравственность, воспитание культуры поведения и уважения к человеку; культа знания, образованности, свободомыслия; возрождения традиций российской интеллигентности - как светской, так и основанной на глубокой религиозности.

Запрос в обществе на альтернативу, политическую оппозицию, на сменяемость власти есть, он устойчив и растет, уверен Явлинский.

Федеральный совет Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО» является ее представительным органом. В состав Федерального совета входят федеральное руководство партии, руководители региональных отделений по должности, а также по одному представителю от каждой региональной организации и внутрипартийной фракции, избранному на конференциях, всего 161 человек.

Полный текст выступления Григория Явлинского на заседании Федерального Совета:

Уважаемые коллеги, дорогие друзья!

Я так же, как и Председатель Партии, хочу поздравить всех с 20-летием нашей Партии, выразить всем вам и еще многим десяткам тысяч членов «ЯБЛОКА» огромную благодарность за верность принципам, за участие в многолетней работе, за добровольное согласие несения такой миссии в очень сложных условиях нашей страны.

Я хочу напомнить, что даже в самое трудное время, даже по официальным подсчетам за нас всегда голосуют миллионы людей. Это уже стало как бы привычным. А вы вдумайтесь, даже на таких выборах, как выборы 2007 года, когда вообще голосование не играло никакой роли, на таких выборах, которые были в 2011 году, когда фальсификации представляли собой масштабы, совершенно выходящие за все рамки, в других случаях – миллионы людей голосовали за «ЯБЛОКО», отдавали нам свои голоса. Даже по официальным оценкам, от полутора до шести миллионов человек всегда голосовали за «ЯБЛОКО».

23 года назад, в сентябре был 1990 года, люди, которые потом основали «ЯБЛОКО», назвали свой первый манифест «Человек. Свобода. Рынок». Он был опубликован в газете «Известия». С тех пор мы не отошли от этого манифеста. Это и есть наши самые главные ценности. И спустя 10 лет после этого манифеста мы боролись на выборах под лозунгом «Разум. Воля. Результат!», имея в виду, что профессионализм наш - это то, что лежит в основе всех наших решений, что цель наша - это страна. А важнейшее достижение – это самоуважение граждан, создание такой системы, когда люди будут уважать себя. Они будут уважать свою историю, свое прошлое, свое настоящее, свое правительство, своего президента. Вот это уважение к себе, к своей стране, ее истории и есть один из важнейших смыслов, за что борется наша Партия.

Мы хотим сделать так и хотели все 20 лет, чтобы главным в жизни наших людей было ощущение свободы, честности и справедливости жизни, неприкосновенности собственности, личных прав, возможности быть оригинальным, креативным, независимым. И что делала наша Партия все эти годы – она всегда предоставляла нашим гражданам возможность выбора. Возможность выбора - это великое на самом деле достижение человеческой цивилизации. И в этом были роль и смысл работы Партии «ЯБЛОКО» на каждом повороте, начиная с 1993 года, в 1995, 1996, 1998 годах, на каждом повороте. Особенно на критически важных поворотах судьбы нашего отечества наша Партия предоставляла возможность выбора стране и нашим гражданам.

Еще за что боролась наша Партия и борется – за обеспечение равных возможностей для всех. Это был именно наш лозунг «Реформы для большинства!». Вот именно тогда, когда случилась беда, когда реформы пошли совсем в другую сторону, когда большинство было отброшено, когда реформы начали делаться в интересах узкой группы лиц, которые можно перечислить по фамилиям, когда только сами реформаторы стали богатыми, обеспеченными, хорошо живущими, а все остальные, для кого как бы делались реформы, оказались «у разбитого корыта», тогда наша Партия возвысила голос. Это теперь многие, кто ругает 90-е, умничают по этому поводу. А в то время они пользовались этим и накопили те самые капиталы, которыми они сегодня пользуются, а теперь красиво рассказывают о том, что 90-е были какие-то лихие. Вот чем занималась наша Партия.

Судить о том, какие мы получали проценты, не стоит. Судить нужно не столько по результатам, как, например, «Единая Россия» в Мосгордуме имеет 95%. И что?! 95% и что, это повышает к ней уважение?! Или это имеет значение в оценке этой Партии? Судить нужно не столько по этому в сложившихся условиях, хотя это важно, как и другие технические показатели. Но главное, какие мы есть, какими мы были и какими мы будем. Вот это самое главное. И это залог того, что исторические условия сложатся раньше или позже так, что если мы сохраним свою суть, свое содержание и смысл, мы сможем сделать для нашей страны то, что мы хотим сделать все эти 20 лет. (Аплодисменты).

Дорогие коллеги!

Уже в обсуждении доклада Председателя Партии Сергея Сергеевича прозвучал целый ряд конкретных соображений и тем. Я хочу очень, очень коротко сказать здесь о некоторых вопросах, которые будут как бы преамбулой моего выступления. Во-первых, я хочу сказать о том, что я поддерживаю доклад Председателя, и считаю его полным, всесторонним, важным, серьезным, благодарю Председателя за добрые слова в мой адрес, но самое главное благодарю за то, какие были сформулированы основные, отправные политические, идеологические позиции в этом докладе.

В чем смысл нашего Федерального Совета? Количество актуальных проблем просто бесконечно. Можно провести такой Федеральный Совет по самым разным вопросам: по Конституции, по ситуации с амнистией, по ситуации с Украиной, по экономической ситуации, по ситуации социальной, по жилищно-коммунальному хозяйству, по всем этим вопросам. Безусловно, все эти вопросы являются абсолютно своевременными, актуальными и принципиально важными. Но все же я хотел бы обратить ваше внимание на то, что смысл Федерального Совета – всё же определить политическую линию Партии в сложившихся условиях.

Я хотел бы обратить ваше внимание и на то, что, конечно, многие из нас занимаются совершенно конкретными делами, здесь о них очень важные слова говорил Анатолий Григорьевич, Лев Маркович Шлосберг тоже акцентировал внимание на тех вопросах, которые, действительно, чрезвычайно важны. Вы можете посмотреть, что делает фракция вашей Партии в Законодательном собрании Петербурга. Я могу отчитаться перед вами, какие я внес законы о совершенствовании бюджета, бюджетного процесса, о судебной практике, о выборах судей, о целом ряде других законопроектов, о капитальном ремонте, наша позиция там внесена полностью как альтернатива. Я очень благодарен экспертам «ЯБЛОКА», которые подготовили этот закон, в первую очередь Семену Бурду, который очень многое сделал для разработки проекта закона. Как известно, новый закон внесен в Пскове и сделан в Пскове, что очень хорошо. Это – бесконечное число важнейших вопросов, и то, о чем говорил Анатолий Григорьевич.

Но моя задача перед вами заключается в том, чтобы сформулировать суть дела в целом. Я бы хотел, чтобы вы меня не отпускали, задавали мне вопросы, спорили со мной до тех пор, пока каждый из вас не уйдет отсюда с пониманием, во-первых, того, что происходит, во-вторых, что теперь надо делать. Я в вашем распоряжении, и я начинаю с этого.

Смотрите, что произошло в нашей стране. В нашей стране после окончания советской системы, после завершения советской системы события развернулись таким образом, реформы были проведены таким образом, что мы сейчас оказались в крайне сложном, тяжелом положении. А что, собственно говоря, было сделано? Под видом реформы было сделано 3 вещи, если вас спросят, что произошло в 90-е. Во-первых, в 1992 году была проведена конфискационная реформа, в результате которой были уничтожены все вклады и сбережения граждан Российской Федерации. А потом как проводить после этого приватизацию, когда все деньги у людей были уничтожены и превращены в пыль? Инфляция, гиперинфляция была 2600%, не на что было проводить приватизацию. Следовательно, приватизацию осуществили как мошенническую раздачу собственности в руки дружков, в прямом смысле слова. И дружки, и те, кто раздавал собственность, прекрасно поняли, что это – вещь мошенническая, криминальная, и поэтому третьим шагом было найти того, кто будет это все охранять. Они как смогли, так и выбрали охранника этого всего. Вот за все 90-е годы больше ничего и не было. (Аплодисменты).

Но дело заключается в том, что при таком фундаменте и при таком устройстве мы сегодня получили систему, с которой у нас очень большие трудности, и мы проводим сегодня Федеральный Совет в очень ответственный момент. У нас сейчас очень ответственный момент, я его вижу вот как. Закончился переходный период, всё, нам исторически было отведено 20 лет на то, чтобы после окончания советской системы создать другую систему жизни в стране. Нам история, судьба отвела 20 лет, эти 20 лет завершились, ну, 25 даже, завершились. Система, как она сложилась, она уже более не является системой, которая есть предмет реформ, она уже сложившаяся система. Что это значит?

Это значит, что эта сформированная система может обеспечить примерно 25% граждан современным уровнем жизни, 75% наших сограждан, живущих рядом с вами, не имеют перспективы, и не будут иметь никакой перспективы ни с точки зрения образования, ни с точки зрения медицины, ни с точки зрения современных профессиональных занятий. Во-вторых, эта система означает, что закон не является одинаковым для всех и используется выборочно, а, кроме того, и создается по отдельным указам, а не как закон, который обсуждается в парламенте. Эта система фундаментально означает не только неисполнение законов и выборочное их свободное применение по воле того, кто их применяет, но и такое же положение с собственностью, отсутствие безусловной частной собственности в стране. Собственность может быть экспроприирована, ее можно отобрать, ее можно забрать, ее можно передать другому. Эта же система означает то, о чем здесь говорил Валерий Васильевич, о том, что судебная система тоже не является независимой, подчиняющейся закону. Эта же система означает, что нет в ней настоящего федерализма.

Эта система сложилась как система беззакония, как система бесправия, как система, обслуживающая интересы и защищающая интересы очень узкого круга лиц в стране. И дело теперь заключается в том, что эта система не может решить ни одну проблему, стоящую перед страной. Она так устроена, что она ни одну проблему решить не может. Можно сколько угодно рассказывать про то, что мы будем совершенствовать бюджетные процессы, мы будем совершенствовать налоговое законодательство, мы будем делать еще что-либо такое, но, в конечном счете, надо понимать, так, как эта система устроена, она не может решить ни одну проблему из тех, которые перед нами стоят.

Я вам могу рассказать замечательную историю, вы, наверное, чуть-чуть о ней забыли. На Красной площади появился чемодан колоссальных размеров, больше, по-моему, чем Мавзолей. Никто до сих пор не знает, кто разрешил его там поставить, никто до сих пор не знает, кто за это кому заплатил и сколько, никто не знает, кто принимал решение ни о том, чтобы его поставить, этот чемодан, ни о том, чтобы его убрать. Всё, это очень хороший пример того, что происходит в нашей стране.

Эта система неспособна меняться и неспособна реформироваться. Это понимают и те, кто сегодня стоит во главе сложившейся системы, та власть, которая стоит сегодня во главе. Как она решает эту задачу? Она обращается к обществу и приучает общество к безальтернативности во всем. Так было и раньше, например: «Да, Президент у нас тяжело пьющий человек, но альтернативы-то нет». Общество привыкает, ну, что делать, будем молиться, чтобы меньше пил, нет же другого, ну как, в стране всего 140 млн. человек, где взять другого? – Нет, нема, всё, ничего нельзя сделать. Глупое решение, но, ведь, а других-то нет, переведем сейчас часы во все стороны сразу. Все понимают, что глупость, просто человек ошибся, не в ту сторону их перевел, но отказаться от этого никто не может. Жестокие решения, детей маленьких нельзя отдать тем, кто их будет лечить, сами лечить не можем, не хотим даже отдавать, жесточайшее решение, тоже все безальтернативно. И всех надо к этому обязательно приучить. Приучить к чему? Что нет и не может быть альтернативы. Это такой новый политический стиль.

Новый он вот в каком отношении. Если бы сегодня у нас было собрание политологов, то я бы сказал, что это такой постмодерн в политике, но я сейчас попробую объяснить, что это значит, вы меня хорошо поймете. Представьте себе, повар готовит блюдо, он в это блюдо положил всё – сахар, соль, перец, все виды специй, он всё, что у него было, все виды продуктов, сладкое, соленое, горькое, терпкое, какое-то еще оно бывает, всё туда сложил в этот котел, все это вместе и сказал: на, попробуй. Человек попробовал и сказал: это гадость, это есть нельзя. Он говорит: ну, хорошо, тогда скажи, что сюда добавить? Ну, что сюда добавить?! (Смех в зале). (Аплодисменты). Что можно сюда добавить? Ничего сюда нельзя добавить, надо взять это и сами знаете, что с этим делать, это – помои. А вам говорят: давайте ваши предложения. Ваши предложения, что, не повышать зарплату учителям и врачам, как сказал Президент, да мы вас!! Вы им объясняете: послушайте, но вы тем самым всю перспективу губите, вы не даете развиваться регионам! – А вы не даете зарплату платить людям. И так по каждому вопросу.

Так в каждом смысле, в каждом вопросе – вот политика нынешней власти, она всегда состоит из этого, из этого, вот и все. Всё собирается вместе. Это очень принципиально опасная вещь, она заводит власть в этом смысле просто в состояние абсурда, и так это все сохраняется.

Но это только часть дела, дальше это дело переходит в то, что называется оппозицией. Спор здесь уже об этом немножко начался, про то, что называется оппозицией. А что называется оппозицией? Естественно, власть применяет все способы и усилия для того, чтобы ее сформировать подходящей под эту систему, чтобы она не выбивалась, чтобы она тоже была частью этого - того, что в этой кастрюле есть, примерно того же.

Если продолжать аналогию с горе-поваром, то оппозиция a la Navalny в принципе не хочет обсуждать состав блюда, вместо этого она громко кричит, что повар вор и недокладывает компонентов (что тоже, кстати, правда). Как будто если доложить тех же самых компонентов, то блюдо станет лучше. Ну и сами метят, конечно, в шефы, обещая все то же класть в котел, но "честно", Что именно класть? Да всё , чтобы мало никому не показалось.

Оппозиция у нас разная с вами. У нас есть такая оппозиция, которая есть в Государственной Думе, эти фракции. Думаю, мы не будем это обсуждать, правильно? И эта "мудрость" – голосуйте за кого угодно, кроме «Единой России», вот, пожалуйста, ее результат. Мне бы хотелось посмотреть в глаза тем, кто это придумывал, кто это голосование осуществлял и кто агитировал: голосуй за что хочешь, кроме этих. Не будем обсуждать, понятно, что представляют собой все фракции, которые есть (в Госдуме), и Жириновский, и «Справедливая Россия», и коммунисты, не будем терять время. Всем, я думаю, понятно, а в региональных парламентах еще проще. У нас, например, в Санкт-Петербурге нерушимый блок ЛДПР и «Единая Россия», всё, ничего, всё нормально. Так, думаю, в других местах это тоже есть.

Помимо этой оппозиции существуют какие направления? Существуют левые, но это другое направление, оно имеет право на существование. Существуют националисты, это тоже другое направление, они тоже имеют право на существование, они безусловно есть в нашей стране. Существуют еще и такие представители оппозиции, которые являются просто маргиналами, они есть везде, они есть во всех партиях, они решают там свои бизнес-задачи, они там болтаются в этих партиях, даже добиваются иногда руководящих должностей, но это такие прагматичные люди, их иногда держат в партиях, иногда их оттуда выбрасывают, в общем, они там бродят, они не являются вообще предметом обсуждения, они есть везде и везде могут существовать.

Существует еще та оппозиция, которая временами называет себя демократической или либеральной и т.д. Это те люди, в основном, если не говорить о нашей Партии и нашем направлении, которые создали ту систему, в которой мы живем. Их можно всех перечислить по фамилиям, некоторые фамилии здесь уже даже называлась, это просто люди, которые эту систему создали, но в системе там же разные происходят процессы, люди ссорятся между собой, дружат, они как-то там поссорились, их прогнали, на какое-то время они обиженные и хотят вернуться туда. Если бы их туда пустили, а там все места заняты, то они бы и чувствовали себя получше.

Иногда возникает такой вопрос: скажите, пожалуйста, они что, договорились с Кремлем, что они ведут такую линию, они в союзе? Эти всякие партии дополнительные и дополнительные персоны. Я хотел вам свою мысль вот как высказать. А это не важно, я не знаю, они там договорились или нет, они такие же, смысл в том, что они точно такие же, как и нынешние, они того, о чем мы говорим, что была конфискация, потом мошенническая приватизация и т.д., они этого не понимают, не знают, обсуждению это не подлежит, дискуссии это для них не подлежит, для них это естественный ход вещей, их не устраивает собственное положение в этой системе, которая на сегодня создана. Они могут быть какими-то тактическими попутчиками по каким-то отдельным вопросам, но, в принципе, в целом, как направление это не является тем, о чем говорим мы. Об этом уже сегодня было сказано. Наша задача не поменять Путина, а наша задача – поменять систему.

Здесь уже прозвучала такая мысль о том, что не совсем понятно, что такое олигархия. У нас будет специальное выступление по этому поводу. У нас даже проект есть. Олигархия вещь простая, это когда вы свой бизнес делаете не потому, что продаете людям полезные вещи, а потому что с помощью власти воруете деньги, и с помощью власти украли свой бизнес, и вы с властью срастились, вы и власть – одно и то же. Власть, делающая бизнес, и есть олигархия, или бизнес, который делает деньги через власть, и есть олигархия, вот, чтобы было понятно. Можно придумать какое-то другое слово для объяснения этого явления, но явление это очень серьезно, это – слияние собственности, власти и бизнеса вместе, в одном лице, через жену, через друга, через самого себя, через брата, через свата, в других странах это называется мафия. Хотите, не называете олигархией, называйте мафией, вам приятней будет, ну, давайте. Вот, собственно говоря, здесь больше ничего добавить и изменить невозможно.

А как быть тогда в этой ситуации, как все-таки приводить общество, оно же ведь живое, и это следующая часть моего выступления, общество же живое, оно реагирует на боль, которую ему доставляют, оно ищет другие решения, оно смотрит вокруг, как на это реагируют со стороны власти? Просто очень, после перевыборов последних, началось последовательное ужесточение всего и вся, принятие специфических законов, эти всякие иностранные агенты, давление на неправительственные организации, на всё. И способом управления в стране на сегодняшний день, единственным способом, как этой всей системой управлять, является страх. Он и раньше применялся. Как сделать так, чтобы вас слушались бизнесмены – выбрать самого здорового, крутого и сильного, посадить его, тогда все остальные, слов нет, что они будут делать. Всё.

Значит, кто самый буйный, кто много из себя изображает? Как правило, молодежь. Это ей хочется свободы. Это ей хочется нестандартного поведения. Это ей хочется даже хулиганить. Как эту молодежь прижать? Вот сейчас возьмем, посадим этих девчонок «Пусси Райот», которые не от большого ума вытворили то, что они вытворили. Но зато посадим, и все дальше будут знать: попробуй только! Но этого мало. А как нам воспитать всех, чтобы боялись политических протестов? Узники 6 мая дрались на демонстрации с полицией? Дрались. Ничего, будете сидеть годами. А вы, последнее звено, кто остался, чиновники, тоже чтобы не зарывались, чтобы помнили «где раки зимуют», возьму самого близкого ко мне и одного из самых могущественных, и начну по нему следствие, Сердюков. И девушек его туда же подтянуть, чтобы покруче был роман, чтобы всем было на что посмотреть, и чем поинтересоваться. Всё. И любой чиновник будет знать, что в любую минуту! Это же способ открывания – закрывания глаз. Вот я не вижу, что ты воруешь, а вот я вижу, что ты воруешь. Вот я не вижу, а вот я могу увидеть. Понял? Нет? И не забывай, воруйте все, только я одних видел, других не вижу. Вот, собственно, какая разница. Я тебе разрешаю, а тебе я не разрешаю. А тебе вчера разрешал, а сегодня не разрешаю. Вот и вся система управления таким образом.

Эта ситуация приводит к всё большему и большему отчуждению между гражданами и, собственно, государством. Разрыв между гражданами и государством становится непреодолимым. Просто непреодолимым! И это уже дважды в ХХ веке приводило к полному краху нашего государства. Мы можем совершенствовать бюджетную систему и ЖКХ, и вообще всё. Но только на этот разрыв это никак не влияет. Разрыв между гражданами и государством становится всё больше и больше. Это опасность развала российской государственности. Это то, чего мы с вами не можем допустить ни при каких обстоятельствах. Это то, что уже случилось в 1917 году, и то, что потом еще раз повторилось в 1991 году. И симптомы все были тогда, и они нарастали, также нарастали, как нарастают сегодня.

Поэтому на сегодняшнем Федеральном Совете разговор о самом главном – сохранении существования российского государства в ХХ1 веке. Это не разговор просто том, чтобы как-то чуть-чуть улучшить жизнь. А это разговор о самых фундаментальных вещах. Вот почему я считаю обсуждения эти и этап этот, и момент, с которым совпало наше собственное 20-летие, таким драматически важным. И вот почему нами было так решено, что сегодня не день прессы, не день приглашения телекамер, а день серьезного разговора, который мы сейчас с вами ведем.

В чем проблема? Вот эта политика, что нет альтернативы, она полностью парализует российское общество. Причем альтернативы нет не только персональной, но альтернативы нет стратегической, нет смысла. Вот, если спросить: куда Россия идет? Она будет кем? Союзником Китая что ли? Таджикистана и Туркмении? Что имеется в виду? Как это будет выглядеть? Какая у нас перспектива? Вот как страна будем представлять собой что? Мы говорим: хорошо, нам не подходят западные ценности. Прекрасно, а какие нам подходят? Нам не подходят права человека. Хорошо, а какие нам подходят ценности, права чьи нам подходят? Нам не подходят, что на Западе запрещены пытки. А что, а у нас они должны быть разрешены? В чем смысл? Мы-то какие ценности защищаем? Хорошо, те не защищаем. А что мы защищаем?

Теперь несколько слов, на которые я хотел бы обратить ваше внимание. Вот какого рода. Выбор, когда мы говорим «европейский», почему? Во-первых, я хочу объяснить, что это значит. Европейский выбор означает, что закон одинаковый для всех. Если здесь есть те, кто так не считает, я готов с ними вести дискуссию, но должен сказать, что к «ЯБЛОКУ» они не имеют никакого отношения.

Европейский выбор, во-первых, означает закон одинаковый для всех. Во-вторых, он означает, что суд независимый, подчиняется только закону. В-третьих, он означает, что собственность неприкосновенна. То, что вы сделали сами, то, что вы заработали, то, что вы передаете детям. И множество других вещей, кстати, которые сосредоточены в 2 главе нашей Конституции. Там примерно всё так и написано. Вот это и есть европейский выбор. Почему мы называем это европейским выбором? Объясняем. Потому что полмиллиарда человек живет по этим правилам. И таких же людей, очень похожих на нас, как в Польше, например (надеюсь, они не обидятся),в Болгарии, Румынии, Венгрии. Не так люди далеко от нас ушли, я не говорю про Великобританию, Францию, Германию. Это немножко другое дело. Но вот совсем близкие – Финляндия, которая рядом с нами, вообще была далекой-далекой провинцией России, и т.д. Вот у них есть колоссальные проблемы. У них есть там всякие вещи, с которыми я, например, категорически не могу согласиться. И так в каждом человеческом обществе.

Но речь идет не об уровне жизни, не о количестве съеденной в день икры, а о правилах жизни, о правилах взаимоотношений, о правилах самореализации, о том, что все государственные органы работают таким образом, чтобы у человека было самоуважение, чтобы он уважал себя, чтобы вся государственная система, была построена не для самоудовлетворения тех, кто в ней находится. А вся государственная система построена так, чтобы защитить и реализовать те самые права вас, ваших детей, ваших родителей и всего общества. Общество строит государство для решения своих человеческих, общественных проблем, а не государство потребляет людей в своих каких-то целях. Вот это и есть, больше, собственно, ничего, вот это и есть европейское сообщество. Кстати, в этих документах, которые мы с вами сегодня рассматриваем, речь идет о европейском сообществе. Не о Европейском союзе, не о бюрократических организациях, не о том, что мы будем там в Брюсселе заседать или еще где-то, это совсем другая тема. Речь идет о том, что правила жизни должны быть такими. Именно об этом говорилось сегодня и в докладе Председателя Партии, именно об этом и я хочу сказать.

Но это не просто пожелание. Это не просто можно так, а можно по-другому. Я боюсь, что здесь надо сказать жестко: это обязательно, а иначе у нас будет очень плохая перспектива. Почему? Заглянем в нашу историю. Вот совсем на днях, позавчера, Президент говорил о том, что Россия должна быть хранителем традиций, должна предохранять от скатывания вниз к варварству и цитировал Бердяева в этом смысле. Кто в нашей истории именно такую высказывал точку зрения? Николай I. Николай I был хранителем (это была его линия) консервативной традиции. При этом он не исключал Россию из числа европейских (в современном смысле – демократических) государств, но он доказывал, что у России свое представление о том, что такое традиционные европейские ценности, и что у России свое особое место. Вот Николай I. В Х1Х веке эта попытка (сейчас я перехожу к самому главному) закончилась отставанием России настолько и в такие ключевые моменты, что в конце концов это закончилось развалом российской государственности уже в начале ХХ века и государственным переворотом, полным ослаблением государства.

Речь идет не о том, что мы 500 лет отставали. Нет, даже и в то время, когда время двигалось гораздо медленнее, чем сейчас, речь о довольно коротком периоде. Сознательное желание изолировать Россию от объективно затрагивающих ее общеевропейских процессов, отгораживание от пространства европейских смыслов России специальным образом привели к ее довольно быстрому отставанию и деградации почти всех ее структур, хотя после победы в войне над Наполеоном Россия имела исключительно хорошие шансы двигаться очень быстро вперед. Но вот это желание отгородиться, лишить себя всякого взгляда со стороны, всякой критики привело именно к этому.

Николай I рассматривал как крушение базовых ценностей всю политическую трансформацию от самодержавной монархии к национальному государству той или иной степени демократичности. Он так и говорил: уход от самодержавной монархии к современному европейскому государству является крахом традиционных ценностей. Всё. Из этого в итоге получилось что? Из этого получилось тяжелейшее поражение в Крымской войне, потом поражение в Японской войне, потом революция 1905 года, потом переворот 1917 года.

И символом крушения вот этой попытки отгородиться от Европы явилось Крымская война. Кстати говоря, именно в этом месте своего Послания Владимир Путин сказал о том, что Россия никогда не допустит военного превосходства над собой. А потому, что это идет вместе. Потому что безопасность страны, армия страны, качество этой армии – они все связаны с тем, как ощущает себя человек в контексте своих прав, своих возможностей, законов страны, Конституции страны. В этом обороноспособность и безопасность страны. А не в количестве новых ракет, которые то ли летают, то ли не летают.

Надо здесь понимать, что, как и во всех других случаях, эта ядерная триада, которая у нас есть и которая важна и нужна, безусловно, и она может нас защитить от многих видов агрессии. Но она не может защитить нас от отставания в историческом времени. Самым разрушительным для будущего России является именно это отставание в историческом времени. Вот поэтому мы формулируем сегодня (европейский путь) как генеральную линию Партии, можно назвать по другому – сделать всё, чтобы не отстать в историческом времени, сделать эту современную модель жизни, модель прав человека и жизни по закону главным в России. Вот это и есть наша цель. И это конкретный пример. Это не фантазии, это не какие-то придумки, это не какие-то выдумки. Это реальная вещь: как живут люди рядом с нами, наши соседи. Это то, за что борются сегодня люди в Украине. Это отдельная тема с Украиной, тут есть записки, я буду на все эти вопросы отвечать, если вы найдете нужным, сейчас просто не хочу уходить в сторону. Вот в этом и есть наше направление. Когда будут задавать вопрос о том, в чем цель «ЯБЛОКА»,скажите - а цель «ЯБЛОКА» в том, чтобы в России сложилась современная политическая система, такая же, которая существует практически во всех европейских современных странах. Вот и всё. Вот в этом наша цель!

Теперь стоит вопрос: а как это сделать. Когда касаются второго вопроса, как это сделать, у нас тоже есть совершенно конкретный и внятный ответ. Этого невозможно сделать, если в России не появится массовая, масштабная политическая оппозиция. Демократическая политическая оппозиция. Ни какая-либо, ни всякая разная, не объединяющая всех там на свете, а именно демократическая оппозиция, которая вся борется вот за ту цель, о которой я сейчас сказал.

Пример, кстати говоря, вот здесь уже звучал, мы знаем примеры Майдана не только те, которые сейчас, но мы знаем примеры Майдана 2004 года, который закончился разочарованием и практически ничем. Когда все вместе, все объединились, все решили двинуться неизвестно куда и потом всё это развалилось, всё это привело к дикому и глубочайшему разочарованию.

Вот теперь стоит перед нами задача. Задача формирования существа оппозиции. А формирование существа оппозиции заключается в том, что у нас, конечно, есть очень-очень большая проблема. В 90-е годы появляющаяся политическая и культурная и другая элита, которая появилась в России, оказалась нежизнеспособной. То есть люди, которые формируют общественное мнение, люди, которые у всех на виду, так сложились реальные обстоятельства жизни, что все эти люди либо уехали, либо продались, либо изменили своему предназначению, либо обменяли свое положение на деньги, собственность и власть. И если говорить серьезно, одна из ключевых проблем в этой сфере для нашего народа и нашей страны заключается в том, что мы лишены современной российской элиты. Потому что элита и номенклатура – это разные вещи, понимаете. Если вы победили в соревнованиях в какой-нибудь области по бегу и благодаря этому стали депутатом, то это не значит, что вы стали элитой. У нас половина депутатов Государственной Думы спортсмены, боксеры. Все вот эти люди. На здоровье. Это другая история. Но это к элите не имеет никакого отношения. Элита – это люди, которые, во-первых, являются профессионалами, которые, во-вторых, бескорыстны, которые, в-третьих, независимы, которые, в-четвертых, умеют разговаривать с гражданами и влиять на их мнение, и которые, в-пятых, являются по-настоящему людьми, принадлежащими своей стране, связывающие свое лично и своих детей, и своей семьи будущее с той страной, в которой они живут, и в этом смысле являющиеся настоящими российскими патриотами. Не в облыжном смысле, как сейчас любят это употреблять, а искренние люди, для которых судьба их страны небезразлична.

Вот ядро этой демократической оппозиции – это формирование вот такой элиты. Формированием этой элиты и должно заниматься «ЯБЛОКО». Вот именно сейчас «ЯБЛОКО» должно создавать сообщество людей. Сообщество людей! Находить новые формы общения между собой, находить новые формы взаимопонимания. Именно это будет востребовано! Потому что времена, которые сейчас, они закончатся. И нужно, чтобы было кому подхватить ту власть, которая окажется опять абсолютно беспризорной.

Вот в чем смысл практической работы «ЯБЛОКА». Всю эту практическую работу мы постарались изложить в том документе, который вам предложен. Не надо этого стесняться, вопросов нравственности, причем своей собственной нравственности, не кого-то учить нравственности. Воспитание культуры и поведение и уважение к человеку. Возведение в культ знания, образованности и свободомыслия. Возрождение традиций российской интеллигенции – и светской, и религиозной. Вот всё это и является смыслом нашей деятельности. Для этого проводятся все наши семинары, все наши обсуждения. Для этого делается вся наша работа.

Во-вторых, нужно показывать всем абсолютную бессодержательность той смеси, о которой я говорил, что смешано всё. Это и реал-политик, и реал-экономик, которые охватывают просто всё общество. Сохранять там уважение, достоинство и профессионализм – это и есть смысл всей нашей работы.

Я считаю, что запрос в обществе на альтернативу, на политическую оппозицию, на сменяемость власти есть, и он постоянно нарастает. Вопрос только заключается в том, чтобы понятным и доступным языком объяснить людям, в чем эта альтернатива, добиться у них понимания и признания этого, доверия к этому, и убедить их, что мы можем это сделать, и что в России есть силы, которые это сделают. В этом смысле наш избиратель – это избиратель Путина сегодняшний, вот наш избиратель, он ведь голосует за власть просто потому, что он ничего другого не видит, просто ему ничего другого не показано, не предложено. Он не верит, что кто-то может сделать по-другому, что за кем-то еще можно идти и что у кого-то есть другой вариант развития. Это не случайная вещь, которую я сейчас назвал. Людей убедили в том, что так как оно есть и по-другому оно быть не может.

Именно поэтому сейчас все во всех странах плохие. Все, где люди живут лучше, они все плохие, они все нам не подходят. Есть только такой способ жизни, как у нас. Это, кстати, не новость, это придумал Михаил Андреевич Суслов, когда он придумал понятие «реального социализма», это было начало 70-х годов, и этим реальным социализмом пользовались для того, чтобы сказать: мало ли там какие еврокоммунисты, всё они выдумывают, настоящий социализм – это такой как у нас, как здесь, а все остальное – это демагогия, а реальный социализм именно такой, только такой, и никакой не другой.

Наша задача думать на этом Федеральном совете, думать о том, как сделать так, чтобы, действительно, люди увидели, что есть реальный другой путь и есть возможность формировать силы, которые этот путь реализуют. В противном случае даже попытки совершенствования этой власти, как и было в конце 80-х годов, будут приводить просто ее к развалу. Каждый шаг в нужном направлении – угроза для системы. Представляете сегодня – выполнить такую простую просьбу граждан, чтобы Первый канал перестал цензурироваться государством. Всё, понятно, что будет? Очень скоро, через полгода. То есть, любой правильный шаг сейчас будет приводить к развалу системы.

Но вопрос состоит не в этом, а в том, кому в руки это упадет. Кто подхватит все это, в какой системе мы будем жить, кто будет принимать решения, где эта сила? В 1917 году такой силой оказались большевики, в 1991 году оказалась перекрасившаяся номенклатура, которая наняла себе на работу то, что сегодня уже цитировалось, молодых, но очень полезных буржуазных идиотов. Они на них сработали, плюс всякие советники не от большого ума, а от больших денег, надавали такие советы.

Сейчас-то еще 20 лет прошло, сейчас, действительно, система на грани развала. Вот она развалится, и кто возьмет ответственность на себя? Вот в этом наша задача, вот в этом наша цель, вот в этом смысл нашей работы, а время идет очень быстро. Выборы в Государственную Думу, считай, через 2 года уже теперь, а еще через полтора года уже будут и выборы Президента. И мы для того существуем 20 лет, чтобы, наконец, остановить этот процесс потери российской государственности и укрепления ее не имитационно, не на словах, а реально на деле. А это означает создание такой государственной системы, которой граждане доверяют, не отдельным персонам, а государственным институтам, парламенту, судебной системе, правоохранительным органам, политической системе в целом.

Вот наша цель, вот наша задача, ее очень трудно достичь, но, как и во всех других вопросах, от этого зависит жизнь и будущее нашей страны.

Спасибо вам большое за внимание. (Аплодисменты).